Секс в османском гареме

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 255 807
  • КНИГИ 585 685
  • СЕРИИ 21 742
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 541 493

Самым знаменитым художником, создавшим множество картин на тему работорговли прекрасными одалисками, был француз Жан-Леон Жером, живший в XIX веке. Сами названия его полотен говорят о непрекращающемся интересе к древнему Востоку с его традицией торговли людьми: «Греческая рабыня», «Каирская рабыня», «Невольничий рынок» (две работы с одинаковым названием), «Осмотр рабыни», «Раб с лошадьми», «Рабыни на продажу», «Римский рынок рабов» и др.

Гарем пополнялся пленницами, захваченными в военных походах, купленными на невольничьих рынках или подаренными султану его родными и приближенными. Обычно брали черкешенок – так тогда называли всех жительниц Северного Кавказа. В особой цене были красивые белокожие славянки. Но вообще-то в гареме мог оказаться кто угодно.

Английская леди, миссис Гарнетт, в 1891 году опубликовала книгу, посвященную положению турецких женщин, из которой читатель неожиданно для себя узнавал, что «несчастные черкесские невольницы», к которым благоволили османские султаны и которых было немало в стенах гаремов, и которым так искренне сочувствовали европейские авторы, послы и путешественники, в действительности изо всех сил стремились попасть в гаремы турецких пашей. А все потому, что жилось им там куда беззаботнее и привольнее, чем дома, где им по обыкновению приходилось выполнять тяжелую физическую работу. Эти черкешенки были вынуждены соревноваться между собой за право стать наложницей.

Венецианский посол в Турции XVII в., писал в своих донесениях о дворце, куда попадали эти «несчастные создания», а вместе с ними и другие невольницы. Комплекс строений, известный как дворец Топкапы, включал множество зданий и павильонов, соединенных между собой террасами. Главным из них являлся великолепный резной павильон, где находился тронный зал. Вся прислуга этого и других зданий, а также гарема состояла из мужчин. Сам гарем своим видом и внутренней композицией походил на огромный монастырь, где размещались спальни, трапезные комнаты, ванные и прочие помещения разного рода, призванные создать удобства для обитавших там женщин. Его окружали огромные цветочные клумбы и фруктовые сады. В жаркую погоду обитательницы гарема гуляли по кипарисовым аллеям и наслаждались прохладой, исходивший от фонтанов, которые там были устроены в немалом количестве.

Черкесские женщины считались желанной добычей для османских гаремов

Кроме того, в некоторых дворцах имелись свои собственные театры, балетные труппы и оркестры. Так что праздная жизнь обитательниц гаремов во многом была похожа на вечный праздник.

В поздний период существования Османской империи наложницы из рабынь превратились в свободных женщин, и многие из них поступали в гарем с согласия родителей с целью сделать карьеру. После того, как в XIX веке работорговля в Османской империи была запрещена, представители разных кавказских народов сами стали отдавать девушек в султанский гарем. Наложниц больше не могли перепродавать, они получали право при определенных обстоятельствах покинуть гарем, выйти замуж, получив особняк, земли и денежное вознаграждение от султана.

Как ни покажется странным и необычным, но отношение к сексу в исламской цивилизации было принципиально иным, чем в Европе. В христианском мире физическое удовольствие от любви даже с законной супругой воспринималось как нечто грязное, могущее завести в трясину смертных грехов. Тогда как в исламе секс представлялся естественным продолжением любви духовной. Известный в XI–XII веках толкователь священных текстов аль-Газали в своем труде «Счастливый мусульманский брак» писал, что без соития любовь ущербна. Отказываясь от нее, мусульманин отказывается от дара, ниспосланного ему Всевышним, что означает его оскорбление. Именно поэтому в исламской культуре, в отличие от европейской, никогда не было и не могло быть культа платонической любви, как и практики монашеского аскетизма.

По европейским средневековым представлениям, рядом с любовным ложем всегда крутятся бесы, вводя в грех блуда. Перед любовным актом на Востоке произносили: «Бисмиллахир-рахманир-рахим» («Во имя Аллаха Милостивого ко всем на этом свете и лишь для верующих в День Суда»). Считалось, если после сближения произойдет зачатие и родится ребенок, то родителям небесные ангелы запишут столько же добрых дел, сколько раз будет дышать их ребенок и последний из числа его потомков.

Как пишет журналист П. Котов в статье «Запретная любовь в Сарае», опубликованной в популярном журнале «Вокруг света», «Именно это полноправие секса европейцы интерпретировали как разрешение интимной распущенности. На самом деле это было не так. Напротив, в гаремах никогда не было и не могло быть тех оргий, в которые погрузилась европейская аристократическая богема в XVIII веке, уверенная, что в этом она подражает султанам Турции. Последние же никогда не сомневались в том, что хуже, чем отказаться от дара Аллаха, может быть только одно – осквернить этот дар. Поэтому в стамбульском гареме соблюдались все ограничения, налагаемые Кораном на сексуальную сферу. Это касалось анальной, групповой или однополой любви вместе с остальными формами сексуальных извращений. Не разрешалось даже смотреть на половые органы партнера во время соития (в остальное время это было можно), и султаны аккуратно укрывали свое достоинство парчовым покрывалом (иначе, по поверью, зачатый ребенок мог родиться слепым). Именно из-за запрета на разглядывание гениталий в гаремах не изучалась Камасутра, вернее тот ее раздел, который посвящен сексуальным позам (техническими приемами любви одалиски владели в совершенстве).

Семейная идиллия. Художник Амадео Прециози

Была и другая причина: турки считали, что ребенок, зачатый в неестественной позе, родится косым или горбатым. Но надо сказать, что султаны не страдали сексуальным пресыщением – их вполне устраивали две-три традиционные позиции. Некоторые даже отказывались от позы, когда мужчина находится сзади: их смущало все, что могло ассоциироваться с анальным сексом… Сложнее обстояло дело с оральным сексом. Среди придворных философов и теологов в разные времена не было единства – считать ли мужскую жидкость грязной, как кровь и моча, или чистой, как слюна или молоко матери. Те султаны, которые придерживались первой точки зрения, были вынуждены не доводить оральные ласки до семяизвержения. Некоторые даже боялись смотреть на свое семя, полагая, что от этого может помутиться рассудок.

Помимо уже упомянутых запретов, в османском гареме было запрещено подходить к женщине в период месячных, во время хаджа и в светлое время месяца Рамадан. Нежелательным считалось и сближение в три ночи месяца по лунному календарю: первую, пятнадцатую и последнюю, иначе ребенок мог родиться слабоумным. Это же могло произойти в случае, если после «первого акта соития не совершить омовения и не испустить мочу» (аль-Газали).

Наконец, нельзя не сказать и о галантности гаремного секса. Считалось недостойным султана оставить женщину неудовлетворенной или начать соитие без ласк. В течение всего процесса женщина должна была чувствовать, что она любима и защищена. Не даром исламские философы говорили, что «секс – это милосердие». Большую часть ночей султан должен был проводить со своими женами, а не с икбал, причем каждой из кадин-эфенди он должен был оказать одинаковую долю внимания, никого не обижая. А если у властителя половины мира в силу возраста или плохого самочувствия не было сил на любовные утехи, он должен был воспользоваться имитатором своего мужского достоинства».

Читайте также:  Салат с курицей на ютубе

Интересно узнать, что в XVI–XVII веках в Османской империи появились «Бахнаме» – своего рода энциклопедии сексологии. Украшенные миниатюрами искусных мастеров, они повествовали об афродизиаках, увеличивающих половое влечение, о половом здоровье, о методах контрацепции и даже о сексуальных позах, которые приносят партнерам наибольшее удовольствие.

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Пятница, 13 Ноября 2015 г. 15:04 + в цитатник

Давно я не баловала вас гаремными историями. Сегодня речь пойдет о развлечениях султанов Османской империи в период ее расцвета.
Естественно, главными забавами правителей была война и любовь.
Без войны султаны скучали и пытались заметить ее суррогатами. Так известен случай, когда скучающий властелин устроил в своем дворце специальную комнату, окна которой выходили на оживленную рыночную площадь. Ежедневно султан приходил туда с луком и отстреливал случайных прохожих, упражняясь в меткости. Он настолько увлёкся, что люди стали жаловаться на это безобразие высшему духовенству. В итоге мусульманский суд постановил, что султан не может убивать более 10 человек в день. Мило, да? :))

Но главным источником наслаждений, всё таки, был гарем.

В этой связи любопытен рассказ о Махмуде I (1730–1754), который получал удовольствие от своего гарема самыми причудливыми способами. Согласно сообщению путешественника Флаше, среди его забав была и такая. Султан прятался у потайного окна и ждал появления в бане девушек, которым по традиции выдавались длинные сорочки. Вся штука заключалась в том, что хитрец султан приказал удалить на одежде все нитки из швов, тщательно их проклеив. После того как девушки оказывались в бане, двери запирали, и султану оставалось только наблюдать за тем, как высокая температура и влажность делали свое дело. Реакция была разная: кто-то с удивлением смеялся, рассматривая, как платье разваливается на лоскутки, кто-то сердился.
По-моему, очень милая забава 🙂 Такой аналог современного ТВ-шоу "Голые и смешные". Но удивительное в этой истории то, что в этой цитадели разврата и чувственных наслаждений, наложницы в бане проявляли какую-то сверх-скромность и мылись в рубашках, тогда как по всей империи в знаменитых общественных турецких банях абсолютно незнакомые друг другу люди чихали на Коран и нормы приличия и мылись как положено — голышом. Об этом рассказывали практически все иностранцы, так как посетить баню для них было делом чести. В том числе о том, что женщины моются в банях обнаженными писала и путешественница леди Мэри Уортли Монтегю. Как говорят исследователи, объясняя факт наличия рубашек в бане гарема, возможно, в условиях жосткой конкуренции за внимание одного мужчины, любой физический изъян, продемонстрированный соперницам, мог погубить "карьеру" наложницы. Кроме этого, возможно таким образом пытались скрыть беременности, потому что заприметив первые признаки "пузатости" другие девушки старались всячески не допустить рождения ребенка, который автоматически возносил его мать к вершинам власти.

Но не всегда гаремные развлечения султанов были такими безобидными, как у Махмуда. Больше всего прославился своими оргиями сумасшедший султан Ибрагим Первый Безумный (1640-1648). Странно, что сумасшедшим назвали только одного султана. Учитывая то, в каких условиях воспитывались принцы, сложно было сохранить здоровую психику. Ведь вся их жизнь до воцарения проходила в Клетке.

Султан Ибрагим Безумный

Вот как описывает историю Клетки Норман Пензер в книге "Гарем: история, традиции, тайны":
" Едва ли в каком-то другом дворце Европы найдется место, где разворачивались бы события более ужасающей жестокости и бесчеловечности, чем в Клетке селямлика. Появление этого помещения стало результатом слабости, порочности и ограниченности многих султанов, которые и привели сначала к упадку, а в конечном итоге и к падению Османской империи.
В огромном гареме Мурада III родились сто три ребенка, причем к моменту его смерти в живых оставались двадцать сыновей и двадцать семь дочерей султана. Возвратившись в столицу, старший сын и наследник, будущий султан Мухаммед III, лишил жизни девятнадцать своих братьев, а семерых беременных наложниц отца приказал зашить в мешки и бросить в Мраморное море, чтобы избавиться от возможных претендентов на трон! Правда, на этом столь радикальные меры закончились: впредь было решено не убивать принцев — по крайней мере, не делать это сразу, — а держать их взаперти в надежном месте на территории Сераля, которое вскоре и стали называть Клеткой. Это было двухэтажное строение, скрытое в самом центре селямлика, окруженное высокой, вызывающей гнетущие мысли стеной. При Османе III (1754–1757) стену сделали несколько ниже и добавили окна. Несчастные узники были совершенно оторваны от мира и лишены какой-либо информации о внутренней жизни империи. Их образование ограничивалось сведениями, полученными в ходе общения со своим окружением, которое состояло из глухонемых слуг и немногочисленных стерилизованных женщин, составлявших гарем принцев. Хотя предпринималось все возможное, чтобы наложницы стали бесплодны — им удаляли яичники или заставляли применять маточные кольца, изготовленные врачами Сераля из смеси мускуса, янтаря, безоарового камня, сока алоэ, кардамона, имбиря, перца, корицы и гвоздики, — случались и ошибки. Тогда родившегося ребенка, а иногда и его мать немедленно топили в водах Босфора.

Вид на клетку со стороны внутреннего дворика.

Трудно представить, что это была за жизнь. Вероятно, единственная аналогия — это одиночное заключение в тюрьмах некоторых стран в наше время. Но эти заключенные не оторваны от мира, их разуму и телу дозволено расти и развиваться. А некоторые принцы, как, например, Ибрагим, оказывались в Клетке с двухлетнего возраста. Другие, как Осман III, находились в заточении по пятьдесят лет, а Сулейман II — тридцать девять. Выйдя на свободу, они получали все, но при этом не умели говорить, а уровень их умственного и физического развития был удручающе низок. Те же немногочисленные счастливчики, которым удавалось избежать участи быть задушенными шнурком глухонемого слуги, в одночасье должны были возглавить империю, взяв в свои руки бразды правления одной из самых крупных и непростых с точки зрения управления стран Европы. Неудивительно, что случались эксцессы. Только чудом можно было посчитать, что после подобных испытаний на свободе оказывался полноценный человек. "Месть" миру выражалась по-разному: один бросался во все тяжкие, причем с той изощренной извращенностью, на какую только и способен воспаленный мозг, другой старался стереть из памяти прошлое, утопив его в потоках крови, без лишних раздумий пуская в ход ятаган.
Бывали и исключения, например Сулейман II. За тридцать девять лет заточения он стал настоящим мастером каллиграфии, все свое время он посвящал переписыванию Корана и молитвам. Получив в конце концов право на трон, а вместе с ним и полную бурь и тревог жизнь, он часто вспоминал о покое и уединении Клетки. Но случались здесь и поистине кровавые события. Приведу лишь два примера.
Ибрагим рос в Клетке в постоянном ожидании, что медленно откроется дверь, в его комнату войдут глухонемые со своим смертоносным шнурком и задушат его. Когда настал день кончины правящего султана Мурада IV, служители Сераля поспешили к Ибрагиму, чтобы сообщить добрую весть и провозгласить его султаном. Он услышал шум приближающейся толпы и вместе с наложницами успел забаррикадировать дверь. Обезумев от страха, он решил, что все объяснения и уговоры — это уловки слуг, готовящих для него западню. Только когда дверь взломали, а к его ногам бросили мертвое тело Мурада, он понял, что это правда. На мгновение Ибрагим оцепенел, смешанное чувство радости и страха переполняло его, а когда он по-настоящему осознал, что произошло, с победным криком "Наконец мясник империи мертв!" пустился вокруг трупа в безумную пляску.

Покои принцев в Клетке.

Читайте также:  Свекла тушеная в молоке

Правда, и став султаном, Ибрагим не расстался с Клеткой навсегда. Восемь лет позорного, полного разнузданного порока правления сделали свое дело: народ восстал, и его снова бросили в темницу. Ибрагим жил ожиданием того, что со дня на день его вновь возведут на трон. И однажды дверь открылась. Бывший султан и наложницы приготовились услышать радостную весть, но, увы, — от него отказалась даже собственная мать, и на этот раз его задушили.
Уже во времена не столь отдаленные от нас, в 1807 году, во время восстания янычар Селим III, заранее предвидя их требования, добровольно занял в Клетке место двоюродного брата Мустафы. Однако новый султан вскоре показал свою полную несостоятельность. Когда Байракдар с янычарами походным маршем направился за помощью к Селиму, уже Мустафа, в свою очередь, приказал его убить. Убийцы вошли в Клетку, и после ожесточенной схватки Селим был задушен. Что есть силы Байракдар бил по воротам, требуя показать ему Селима. "Вот тот, кого ты искал", — был ответ убийц, бросивших мертвое тело султана к его ногам. Мустафу вернули в Клетку, а султаном стал Махмуд II.
Вот какими событиями богата история этого полного тайн и загадок здания селямлика.
Описывая Клетку, всегда отмечают, что это двухэтажное здание без окон на первом этаже, в котором двенадцать богато обставленных, абсолютно одинаковых комнат".

А теперь собственно о безумствах Ибрагима Безумного. На троне его интересовали только роскошь, пьянство и секс. В гареме даже переполошились, что из-за обильных возлеяний султан стал импотентом. Но через год у него родился сын, а потом еще несколько детей, и наложницы успокоились.
У султана была нездоровая страсть к использованию духов, особенно он предпочитал тяжелый пряный запах серой амбры. Ею он обильно душил свою бороду, одежду и занавеси в покоях. Второй страстью султана были меха. Однажды вечером в гареме ему рассказали о короле, вся одежда которого была из меха соболя, все диваны и полы были застланы такими же шкурками, и даже стены были обиты ими. Ибрагим тоже захотел стать "соболиным королем", и утром он приказал в Диване собрать по всей империи собольи меха. Было объявлено о необходимости заплатить налог серой амброй и мехами, что вызвало в стране возмущение столь глупой и бессмысленной причудой. В "Истории Османской империи" Деметрий Кантемир приводит ужасающие подробности жизни Ибрагима в гареме: когда у него наступало физическое истощение и природа отказывалась ему повиноваться, он возбуждал себя афродизиаками и уставлял свои покои зеркалами. Каждую пятницу ему дарили (обычно мать!) новую девственницу, а любому, кто предлагал какую-то оригинальную оргию, был обеспечен триумф. Одно из его игрищ было таким: он выгонял гарем в полном составе во двор, приказывал всем женщинам раздеться донага и изображать кобыл, а сам, тоже обнаженный, бегал среди них с диким ржанием, пока были силы, играя роль жеребца.
Причуды женщин порой не уступали его собственным, и он разрешал им бесплатно брать в лавках и на базарах все, что они хотели. Одна из этих дам как-то обмолвилась, что предпочитает делать покупки по ночам, и хозяев лавок обязали ночью не закрывать их и обеспечить достаточное освещение. Другая сказала Ибрагиму, что ему очень пойдет, если он украсит бороду драгоценными камнями! Сказано — сделано, и он действительно появился на людях в таком виде! Суеверные турки сочли это очень плохим предзнаменованием, потому что единственным правителем, поступавшим таким образом, был трагически окончивший свои дни египетский фараон.

Однажды происшествие в гареме привело к войне, длившейся более двадцати лет.
Случилось, что как-то раз кызлар-ага, главный черный евнух, увидел светловолосую рабыню, выставленную на продажу торговцем-персом. Евнух был настолько очарован ею, что решил купить девушку для своего гарема — для него явно не нужную, но необходимую в силу традиции и положения в обществе. Несмотря на то что продавали ее как девственницу, она оказалась беременной, и охваченный праведным гневом евнух сослал ее в дом своего дворецкого. Однако когда ребенок родился, любопытство взяло верх над негодованием, и евнух отправился взглянуть на дитя. Ребенок настолько ему понравился, что он решил его усыновить. Примерно в то же время родился Мухаммед, первый сын Ибрагима. Поскольку сыну султана была нужна нянька, то рабыня кызлар-аги и стала воспитывать обоих детей.
Ибрагим сразу же отдал предпочтение не своему бледному и анемичному сыну, а ребенку рабыни. Он проводил с ним много времени, играя в садах Сераля. Это вызвало ревность матери Мухаммеда, возненавидевшей рабыню, ее сына и кызлар-агу. Однажды, когда она стала жаловаться на них султану, он в ярости выхватил Мухаммеда из рук матери и бросил его в находившуюся неподалеку цистерну. Мальчику не дали утонуть, но шрам на лбу остался у него на всю жизнь.
К тому времени ситуация для кызлар-аги стала складываться очень плохо, и он внезапно решил, что отправится в Мекку, а затем, возможно, уйдет в отставку и уедет в Египет. После недолгих сборов на три корабля погрузили его гарем и огромный скарб главного черного евнуха. Сильный встречный ветер вынудил укрыться суда возле острова Родос, а как только путь был продолжен, к ним подошли шесть мальтийских кораблей и открыли огонь. В кровавой битве турецкие корабли были захвачены, сражавшийся наравне со всеми кызлар-ага погиб как мужчина. Добыча была настолько богатой, что мальтийцы подумали, что это особый караван, и приняли найденного на одном из кораблей ребенка за сына султана, которого везли в Александрию на учебу. Присутствие на судне кызлар-аги укрепило их предположения, и гроссмейстер ордена рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского оказал мальчику почести, полагающиеся будущему правителю, а вся Европа поверила в рассказы мальтийцев. Ребенку дали образование, и после скитаний по разным странам он стал монахом, известным под именем отец Оттоман.
Когда известие о случившемся дошло до ушей Ибрагима, он обезумел от ярости, казнил своего капитан-пашу и поклялся отомстить не только мальтийцам, но и венецианцам, дававшим им приют на Крите. Хотя открыто война была объявлена Мальте, тайной целью была Кандия, или Крит. В 1645 году в плавание был отправлен мощный флот с официальной целью атаковать Мальту, которая спешно укрепляла свои оборонительные сооружения и готовилась к долгой осаде. Однако турки изменили свой курс и направились на Канеа — западную оконечность Крита, куда прибыли в конце июня. Они захватили Канеа и Ретимно, а в 1648 году началась осада столицы острова, продолжавшаяся двадцать лет!

Читайте также:  200 Грамм сахара в столовых ложках сколько

Однажды после очередной попойки Ибрагим решил утопить свой гарем в полном составе просто ради того, чтобы потом завести новый. По его приказу 300 женщин были схвачены и в мешках брошены в Босфор. Спастись удалось только одной. Ее подобрало проходившее мимо судно, и в конце концов она попала в Париж.
Страшную историю рассказал ныряльщик, которому после кораблекрушения, произошедшего вскоре после массового убийства гарема, приказали нырнуть с мыса Сераль, чтобы помочь тем, кто, возможно, выжил. Практически сразу же он подал сигнал, чтобы его поднимали. Прерывающимся от ужаса голосом он объяснил, что видел на дне моря огромное количество открытых мешков, и в каждом, медленно раскачиваемая течением, стояла мертвая женщина.

Пресытившись наслаждениями, которые могли дать женщины, султаны не редко набирали себе гаремы из мальчиков. Часто любовниками сультанов становились мальчики-пажи, которые обучались на территории дворца. Пажами становились симпатичные мальчики-пленники из числа христиан, которых обращали в ислам. Многих иностранных послов удивляло, что некоторые их пажей ходят с накрашеными губами и подведеными бровями, как это делали в то время женщины. И еще больше их удивляло, что все остальные относятся к этому явлению, как к само собой разумеющемуся.

О знаменитом любовнике Мехмеда II Раду Красивом, который к тому же был еще и младшим братом Дракулы, я уже писала вот здесь

Кроме этого, некоторые историки склоняются к версии о том, что султан Сулейман Великолепный и Ибрагим -Паша тоже были любовниками.
Они с детства были вместе, "ели из одной тарелки, спали в одной постели и носили одежду друг друга". Импульсивно, без видимых на то причин ( видимо, из-за постоянного "капанья на мозг" со стороны ревнующей к любовнику любимой жены Роксоланы), убив Ибрагима, Сулейман потом много лет жалел об этом и писал в память о друге лирические стихи.

Здравствуйте уважаемые.
Когда то-давно у меня была достаточно неплохая (самому нравится -а это действительно редкость) серия про сераль султанов Блистательной Порты. Если кто не читал, то советую вот тут вот:http://id77.livejournal.com/105093.html, http://id77.livejournal.com/105514.html, http://id77.livejournal.com/114014.html, http://id77.livejournal.com/114468.html
После этого, было желание написать что-то подобное про гаремы (называть их будем так для удобства и чтобы не путаться) персидских шахинахов и китайским императоров, но руки так и не дошли. Пока не дошли :-)) Быть может в следующем году 🙂
Ну а сегодня в честь пятницы и для "затравочки" я приведу Вам немножечко информации, которую Вы, возможно, и не знали. Правда все еще по Оттоманскому гарему. Так как разговор коснется интимной сферы, то все под катом 🙂
Итак.

Если Вы хотите услышать о гареме очень много "жаренного" с точки зрения интимных радостей — то хочу Вас разочаровать. Все было пристойно, а возможно даже (по современным лекалам) и вовсе скучно.
Дело в том, что отношении к сексу в Исламе довольно сильно отличалось тогда (да иногда и сейчас) от подобных отношений в Европе. Интимные отношения представлялись естественным продолжением духовной любви жизни. Не зря же еще в 11 веке мудрец аль-Ансари писал «Если ты не любил и не знал страсти, то ты — один из камней пустыни» А толкователь Священных текстов аль-Газали пошел еще дальше, говоря в одной из своих книг что: "без соития любовь ущербна. Отказываясь от нее, мусульманин отказывается от дара, ниспосланного ему Всевышним, что означает его оскорбление"

Отсюда и различия отношения к интимной сфере. Отсюда и разный подход. Скажем, во все времена считалось недостойным мужчины, и уж тем более султана оставить женщину неудовлетворенной или начать сношение без предварительных ласк. В течение всего процесса женщина должна была чувствовать, что она любима и защищена. И никак иначе.

Более того, это должно было происходить с каждой сексуальной партнершей правителя, а не только кадинами (женами) или икбал (официальными любовницами). Учитывая размеры гаремы, понимаете сколько нужно было иметь здоровья, тепла и понимания. -) Большую часть ночей султан должен был проводить со своими женами, а не с икбал, причем каждой из кадин-эфенди он должен был оказать одинаковую долю внимания, никого не обижая. А если у властителя половины мира в силу возраста или плохого самочувствия не было сил на любовные утехи, он должен был воспользоваться имитатором своего мужского достоинства.

гарем иранского шаха

НО при этом всем добром и правильном отношении было очень-очень-очень много ограничений, которые несмотря на разнообразие партнерш, делало интимную жизнь сутана иногда реально однообразной.
Вот только некоторые из них:
Нельзя было заниматься анальным, групповым или однополой любовью (были, правда исключения о чем мы с Вами недавно говорили:http://id77.livejournal.com/1208920.html), не говоря уже о серьезных сексуальных девиациях. Некоторые даже отказывались от позы, когда мужчина находится сзади: их смущало все, что могло ассоциироваться с анальным сексом. Более того — не разрешалось даже смотреть на половые органы партнера во время соития (в остальное время это было можно), и султаны аккуратно укрывали свое достоинство парчовым покрывалом (иначе, по поверию, зачатый ребенок мог родиться слепым). Именно из-за подобных запретов не изучалась Камасутра. Обычно все разнообразие заканчивалось одной-двумя позами.

С оральным сексом тоже все было непросто. Среди придворных философов и теологов в разные времена не было единства — считать ли мужскую жидкость грязной, как кровь и моча, или чистой, как слюна или молоко матери. Те султаны, которые придерживались первой точки зрения, были вынуждены не доводить оральные ласки до семяизвержения. Некоторые даже боялись смотреть на свое семя, полагая, что от этого может помутиться рассудок.
Помимо уже упомянутых запретов, в османском гареме было запрещено подходить к женщине в период месячных, во время хаджа и в светлое время месяца Рамадан. Нежелательным считалось и сближение в три ночи месяца по лунному календарю: первую, пятнадцатую и последнюю, иначе ребенок мог родиться слабоумным.

Вот такие вот дела.
Приятного времени суток.

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector